Почему Shell уходит с Арктического шельфа?

bbc-news би би си

Это, без сомнения, сигнал [для российских компаний]. У компании Total в том же 2012 году возникли свои проблемы при освоении месторождений в гораздо более комфортных условиях в Северном море

Нефтяная компания Royal Dutch Shell заявила о прекращении бурения на нефть в Чукотском море у побережья Аляски.

В опубликованном в понедельник пресс-релизе Shell сообщила, что в ходе геологоразведочных и буровых работ в Арктике, которые обошлись ей в 7 миллиардов долларов, удалось обнаружить признаки наличия нефти и газа на месторождении Burger J. Однако выявленных запасов явно недостаточно для промышленной разработки.

Shell по-прежнему считает, что «этот регион обладает большим потенциалом и в целом стратегически важен для Аляски и для США». «Однако результаты бурения этой конкретной скважины нас разочаровали», — заявил президент компании Shell USA Марвин Одум.

Компания утверждает, что вела работы с соблюдением всех норм экологической безопасности. Экологи выступали категорически против любых работ в высоких широтах.

Ранее о приостановке или прекращении работ в Арктическом регионе заявили другие транснациональные гранды нефтяной отрасли – компании Exxon Mobil, Chevron и BP.

Чем вызвано решение Shell свернуть проект – падением мировых цен на нефть, недостатком ресурсов, усилиями экологов или иными причинами? Что в этой ситуации могут предпринять в российские компании, ведущие работы в Арктике? На эти вопросы отвечают два российских эксперта.

Василий Богоявленский, член-корр. РАН, замдиректора Института проблем нефти и газа РАН:

В 2012 году они (Shell) тоже начали бурение и уже через сутки его приостановили. Объяснили тем, что изменилась ледовая обстановка. Это нас крайне удивило, потому что с помощью космоса прогнозировать изменение ледовой обстановки можно на гораздо более длительный период, чем на одни сутки.

Тогда у Shell возникли очень большие проблемы при демобилизации (сворачивании работ и возвращении буровых на место базирования): буровая установка Kulluk чуть было не погибла.

В этом году они вышли на тот же объект, что и в 2012 году, и, судя по их заявлению, пробурили немногим больше двух километров, что позволяет решить геологическую задачу. Они объявили, что запасы оказались небольшими.

Удивляет выбор этого объекта: Burger J удален от берега на более чем 250 километров, и это – газовое месторождение. Почему они пошли бурить нефть на газовое месторождение, где в наличии весь букет проблем – и айсберги, и погодные условия — это изначально было загадкой.

[Нефтяные компании] останавливают работы [в Арктике] из-за того, что сейчас цена на нефть, на углеводороды на рынке очень низкая, и неизвестно, что будет дальше в обозримом будущем.

В США мы видим тренд падения добычи нефти и газа на шельфе на протяжении примерно 10 лет. В то же время идет колоссальный рост добычи нефти и газа на суше. Большая часть капитала [в США] брошена на сланцевые дела.

Это, без сомнения, сигнал [для российских компаний]. У компании Total в том же 2012 году возникли свои проблемы при освоении месторождений в гораздо более комфортных условиях в Северном море. Произошел выброс газа и конденсата, и только чудо в виде сильного бокового ветра спасло всю Европу от колоссальной катастрофы.

Тогда Кристоф де Маржери сказал, что мы еще не готовы к освоению Арктики.

На российском шельфе некоторое неизбежное торможение сейчас произошло из-за введения санкций. Я это расцениваю позитивно, поскольку сейчас идет активная работа по локализации производства или импортозамещению.

Это серьезный импульс для развития российской промышленности. Торопиться нам некуда. У нас 96% запасов нефти расположено на суше и 4% шельфе. Для России в обозримом будущем суша останется основным регионом получения жидких углеводородов.

Ресурсы там (в Арктике) очень большие, но какова стоимость перевода этих ресурсов в запасы и, в дальнейшем, добычи?

Для ледовых условий нет универсальной технологии ликвидации разливов, если они произойдут. Существует масса устройств, но их эффективность очень низка в ледовых условиях. Ситуация может быть такова, что в район разлива будет невозможно добраться вовремя.

Есть возможность довольно безопасного освоения ряда уже открытых и потенциальных месторождений в пределах досягаемости горизонтальных скважин. Например, Юрхаровское месторождение (на Ямале) в Арктике разрабатывается горизонтальными скважинами с берега.

У нас в России почему-то бытует мнение, что Greenpeace выступает исключительно против российских проектов.

Когда в 2012 году шла мобилизация бурового судна Noble Discoverer (Shell в 2012 году взяла почему-то самые старые суда, которые только существуют на Земле, для работ в Арктике) в Новой Зеландии перед отправкой на Аляску, это судно уже там было атаковано Greenpeace. Надо сказать, что Greenpeace был прав, предупреждая о сложности работ.

Не думаю, что в данном случае (решение о сворачивании работ на месторождении Burger J — Ред.) есть какой-то прямой эффект от деятельности Greenpeace, хотя он тоже был активен и протестовал неоднократно. Сыграли роль экономические соображения.

Михаил Крутихин, партнер и аналитик консалтинговой компании Rusenergy:

Компания Shell давно хотела что-то там разведать и начать добычу, но все попытки оказались безуспешными. По разным причинам. Первая причина – это низкие цены на нефть, которые угрожают остаться на низком уровне еще, может быть, в течение десятилетия. Себестоимость добычи в таком регионе никак не оправдывает низкую продажную цену.

Вторая причина заключается в том, что компания столкнулась с геологическими проблемами при разведке. И с климатическими: техника попросту не выдерживает те условия работы.

Думаю, что первой проблемы уже достаточно для того, чтобы длительный период отложить все попытки выходить на разведку и добычу углеводородов в Арктике.

Shell не последовала примеру [других компаний – Chevron, Exxon Mobil, BP, приостановивших работы в Арктике], а приняла самостоятельное решение, просчитав всю экономику подобных проектов. Экономика в настоящее время неутешительная.

Мы видим, что российских проектов [по разведке и добыче нефти в Арктическом регионе] сейчас очень мало. Может быть, одну скважину в этом году пробурят в Баренцевом море и две разведочные скважины около Сахалина, где, в общем-то, не вполне арктический шельф. И, скорее всего, около Магадана в Охотском море может быть пробурена одна скважина в будущем году. Помимо этого, я думаю, никаких работ не предусматривается.

Непосредственных краткосрочных планов выходить на Арктический шельф и там что-то делать у российских компаний нет. Все понимают, что экономика этого не позволяет.

Факторов очень много. Подобные разговоры о планах освоения Арктического шельфа я слышу с 1993 года, когда принимались программы лицензирования на шельфе, принимались графики начала работ по разведке и освоению Арктического шельфа, и т.д., но пока все это осталось на бумаге.

Это чистая экономика, и, я думаю, что этого вполне достаточно в качестве фактора, повлиявшего на решение [Shell] о прекращении работ. Экологи могут приписывать это себе – никому от этого плохо не будет.

Comments

comments

Leave a Reply

  

  

  

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>